ФорумШколаЦерковьДокументыГлавная
 


   Куценко Иван Иванович
(1913 - 1945)

Отец - Куценко Иван.
Мать - Куценко Ирина Павловна.
Отчим - Титаренко Кузьма Петрович.
Жена - Куценко Лидия Никитична.




НАГРАДНОЙ ЛИСТ


НАГРАДНОЙ ЛИСТ


НАГРАДНОЙ ЛИСТ


НАГРАДНОЙ ЛИСТ


НАГРАДНОЙ ЛИСТ


     

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство капитану Куценко Ивану Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

   Иван Иванович родился в 1913 году в селе Торговом Черноярского уезда Астраханской губернии, ныне Заветинский район Ростовской обл. С 1935 по 1939 год служил в РККА. После службы работал в совхозе "Заветинский № 9".     Член ВКП(б) с 1940 года.

   В июле 1941 года призван в РККА, Заветинским РВК. С октября 1941 года в действующей армии. Воевал на Калининском фронте. 20 ноября 1941 года был ранен. После излечения в госпитале направлен на курсы "Выстрел". По окончанию курсов с ноября 1943 г. воевал на 1-м и 2-м Украинских, 1-м и 2-м Белорусских фронтах в должностях заместителя командира и командира стрелкового батальона, заместителя командира стрелкового полка.
   Убит 28. 03. 1945 года. Похоронен в районе северной церкви г. Цоппот (нем.), ныне город Сопот Поморское воеводство Польша.

   Награды: орден Ленина, орден Красной Звезды, орден Красного Знамени, орден Александра Невского, орден Кутузова 3-й степени.

   Из наградного листа:

    "Куценко Иван Иванович, заместитель командира 342-го стрелкового Новогеоргиевского полка 136-й стрелковой Киевской краснознамённой ордена Богдана Хмельницкого дивизии, представлен к званию Героя Советского Союза (посмертно).
   В период ожесточённых наступательных боёв полка с 25.03.45 г. по уничтожению окружённой группировки войск противника в районе города Данциг тов. Куценко проявил образцы исключительного мужества и героизма.
   Наступая на район аэродрома и стрельбища северо-западнее Лештрисс, батальоны встретили сильное огневое сопротивление со стороны противника, сопровождаемое частыми контратаками, и залегли.
   Тов. Куценко лично выдвинулся в боевые порядки стрелковых рот. Под сильным артиллерийским и миномётным обстрелом произвёл разведку впереди лежащей местности и повёл подразделения в атаку.
   Немцы оборонялись с яростью обречённых, но тов. Куценко, умело вёл бойцов в атаку, ворвался в район железно-дорожных складов севернее Раихколони. Не выдержав напора наших подразделений, гитлеровцы начали отходить на всём участке. Преследуя по пятам отступающих немцев, тов. Куценко с батальонами ворвался в пригород Данцига - населённый пункт Лауенталь. Немцы пытались задержать продвижение наших подразделений, навязав уличные бои. Тов. Куценко непосредственно на поле боя создал несколько штурмовых групп и начал изгонять гитлеровцев из домов. Приняв на себя руководство одной из штурмовых групп, лично очистил от противника 6 больших каменных домов, захватив при этом более 50 чел. пленных.
   Стремительным ударом немцы были отброшены к реке Мёртвая Висла. Под сильным артиллерийском обстреле с морских кораблей тов. Куценко начал организовывать переправу через реку на остров Холм. С первой группой переправлявшихся тов. Куценко сам переправился через рукав Вислы на остров. Преодолевая сильные контратаки противника, вывел батальоны на противоположный берег острова и начал переправлять на правый берег реки в район химзавода. Немцы вели сильный огонь из всех огневых средств по переправлявшимся, но тов. Куценко всё-же переправил бойцов и захватил плацдарм, обеспечив место высадки следующей переправлявшейся партии.
   В этом бою 28. 03. 45 года пал смертью храбрых.
   Представляю т. Куценко посмертно к званию "ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА"
   3 апреля 1945 г. командир 342 с. п. майор       / Жук / "

У матери героя (очерк).           

   Небольшая железнодорожная станция Зимовники, Ростовской области, улица имени Ленина. Дощечка с номером 111-а прибита на карнизе саманного флигелька, спрятавшегося среди раскидистых акаций.
   Калитку мне открыла маленькая старушка. Знакомимся. Это - Ирина Павловна Титаренко, мать Героя Советского Союза Ивана Ивановича Куценко (Ирина Павловна носит фамилию второго мужа). Лицо её изрезано глубокими морщинами; уголки губ скорбно опущены. На слезящихся глазах - очки с разными стёклами: одно, по-видимому, простое, а второе - сочень сильным увеличением.
   Узнав, что мне нужно поговорить с ней о сыне, Ирина Павловна беззвучно заплакала.
   - Ох, сколько не рассказывай, а он, родимый, не встанет.
   Мы вошли в дом. Я перешагнул порог передней комнаты и невольно остановился: со стены на меня в упор смотрел пехотный капитан. У него сухое, резко очерченное лицо, прямой нос, узкие, плотно сжатые губы; взгляд - стремительный, "бьющий". Через плечо перекинута портупея; на груди - ряд орденов. Так вот каким ты был, бесстрашный капитан Куценко.
   - Это ж самый Ваня - старушка опять поднесла к глазам конец платка. Затем она опустилась на стул и, не спуская взгляда с фотографии сына, стала рассказывать.
   Семьдесят лет Ирина Павловна прожила в селе Торговом, Заветинского района, Ростовской области. Иван родился в 1913 году. Началась первая мировая война. Отец умер в лазарете от тифа. В школу никто из детей не ходил: с малых лет батрачили. Не легче стало Ирине Павловне и со вторым мужем, потому что семья всё время росла. Десятерых сыновей и двух дочерей воспитала эта женщина!
   Иван в четырнадцать лет вступил в комсомол, стал посещать ликбез. В армии тоже учился и пришёл домой человеком грамотным. Но не возгордился этим. Как и раньше чутко относился к людям, старался помочь каждому, и односельчане глубоко уважали его.
   Работал Иван Иванович на маслозаводе, позже - в заготконторе. В сороковом году райком партии направил его в совхоз № 9 управляющим фермой.
   На десятый день войны Иван Иванович ушёл на фронт.
   Худенькие плечи старушки вздрагивают; слёзы скатываются по морщинам лица, оставляя в них влажные следы. Но эта женщина уже привыкла сдерживать рыдания. Она кусает губы и, глубоко вздохнув, продолжает:
   - Всё писал мне: "Мама, разобьём мы Гитлера, и я всех вас заберу к себе. Решил навсегда остаться в армии".
   Трудно отыскать семью, в которую война принесла бы столько горя, сколько выпало его на долю Ирины Павловны и её мужа Кузьмы Петровича. В дом приходит одна "похоронная", вторая, третья… Кузьма Петрович сдал; затосковал, слёг в постель и умер. После этого Ирину Павловну ещё дважды вызывали в сельсовет, где её ждали чёрные вести. Особенно тяжёлым был последний, пятый удар, полученный ею всего за месяц до окончания войны.
   Секретарь сельсовета, совсем ещё девчушка, глотая слёзы, прочитала:
   - "Ваш сын Иван Иванович Куценко, Герой Советского Союза, пал смертью храбрых".
   Больше Ирина Павловна ничего не помнит. Люди принесли её домой, отходили, не дали свихнуться от горя. И она выстояла. Только с тех пор глаза начали слабеть.
   - А у вас не сохранились письма Ивана Ивановича? - спросил я.
   - Были, сынок, а куда девались, и сама не знаю. Одно-единственное сберегла.
   Ирина Павловна достала из сундука картонную коробку, обвязанную шёлковой тесёмкой, и начала пересматривать лежавшие в ней бумаги. Она не знает букв, но письмо сына нашла сразу.
   Я с волнением взял в руки пожелтевший листок, протёртый на сгибах, бережно расправил его, и на меня повеяло суровым военным временем. Какая мать не прижимала к своему сердцу такой в двадцать три строчки? Одни при этом плакали счастливыми слезами, а другие безутешно рыдали, вцепившись себе в волосы, и посылали Гитлеру самые страшные проклятия.
   Эти письма ходили без конверта: складывалось вдвое и склеивалось. Сверху и снизу предупреждение: "Выше черты не пишите!", "Ниже черты не пишите!". Там, где адрес, - огненный призыв: "Смерть немецким захватчикам!". С обратной стороны, на кумачовом фоне, - орден Победы и лозунг: "Да здравствует победоносная Красная Армия!". Тут же - штамп: "Просмотрено военной цензурой".
   В начале письма - дата: 26 - 12 - 44 г., в конце - номер полевой почты: 27226-Б. Почерк твёрдый - мужской; кое-где перо в спешке брызгало.
   В этом письме - и нежная сыновняя любовь, и солдатская крепость сердца, и главное, оптимизм. "Здравствуйте, дорогая мамаша и братик Тиша! Я узнал, что умер наш дорогой отец Кузьма Петрович, убит брат Фёдор, Яшу призвали в Армию. Это мне известно. Дайте мне адрес Степана, Григория, Ивана, Сергея, Михаила и Гавриила. Я живу сейчас хорошо, звание у меня - капитан, имею три ордена… Денег я вам вышлю".
   С первой минуты нашей встречи мне хотелось узнать главное: за какой же подвиг капитан Куценко удостоен звания Героя? Я задал этот вопрос Ирине Павловне.
   - Память у меня плохая стала. Помню только, что в Ванину машину снаряд попал. Может и косточек не собрали. Хоть бы посидеть на его могилке. А то, может, и нету её. Приносили как-то из военкомата бумагу - вот она. Тут описано, как сынок германца бил. Почитай.
   Это была копия наградного листа - безмолвный свидетель последних дней жизни капитана Куценко. Мне не удалось отыскать живых участников великих и трагических событий, разыгравшихся в Восточной Пруссии в последнюю военную весну, и я привожу этот документ лишь с незначительными пропусками:

   "Куценко Иван Иванович, заместитель командира 342-го стрелкового Новогеоргиевского полка...
    ...3 апреля 1945 г. командир 342 с. п. майор       / Жук / ".

   Мы долго сидели молча. Я смотрел на большой портрет, висевший на стене, и мне казалось, что капитан Куценко сейчас сдвинет на затылок фуражку, проведёт рукавом гимнастёрки по лицу, и улыбнувшись, скажет: "Фу, жарко было!".
   - Где ты, майор Жук? Где вы, друзья, капитана Куценко по оружию? Откликнитесь! Ведь только вы можете рассказать людям об этом замечательном человеке-воине.
   Никаких других документов сына у Ирины Павловны нет. Они были высланы жене Ивана Ивановича и вряд ли сохранились. Много нехорошего узнал я об этой женщине от Ирины Павловны и жителей села Торгового и не называю её имени, чтобы не осквернять светлую память о капитане Куценко, живущую в народе.
   Прощаясь со мной у калитки, Ирина Павловна спросила: - Что, германец, никак, опять грозится войной? И погибели на него, злодея нету. Лицо старушки стало вдруг суровым, и она уверенно добавила: - Зря они трогают русского человека. Ведь он какой? Долго терпит, но ежили вынудят его - любой враг супротив него не устоит! Взять моего сына Ивана. Он до войны сроду пальцем никого не тронул. А как пришлось с Гитлером биться, сердце у него делалось каменным, и рука не дрогнула. Я горжусь сыном!
   Это говорила семидесятивосьмилетняя русская женщина, мать Героя, потерявшая в войну пятерых сыновей.

И. Рябцев.   
   
©  2016 - 2021 село Торговое.